Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
  • Во-первых, косить степную траву вручную практически невозможно. Она очень жесткая и гнется к земле. Нужна техника. Деревянных косилок в селах сейчас днем с огнем не найти. Значит остаются тяжелые трактора с железными косилками. Другими словами эта регуляционная мера сразу предполагает массированное воздействие техники на степь.
  • Во-вторых, заведомо известно, что у заповедников нет своей техники, нет и средств на ее покупку (аренду). Значит, они будут ее просить у агрофирм или фермеров, предлагая взамен заповедное сено. Но фермерам не нужна сухая августовская трава, они будут косить в июне–июле, когда она сочная и молодая. Но это — время сезона тишины, когда птицы на гнездах. То есть уже второе отклонение от научных рекомендаций, которые не применимы на практике.

Если сенокошение в степных заповедниках действительно подобно экологическому пожару, почему не набраться смелости и признать покосы вредной мерой, добившись их законодательного запрета? Здесь мы сталкиваемся еще с одной этической проблемой. Те из ботаников, кто в свое время настоятельно рекомендовали покосы в заповедниках, не хотят признать свои ошибки. Ибо боятся потерять авторитет в научных кругах. Ежегодно повторяемая экологическая беда в степных заповедниках их волнует, по-видимому, гораздо меньше.

Сказывается и борьба различных ботанических научных школ и направлений. Так, например, одни проводят совещание «Степи Евразии: проблемы сохранения и восстановления», и записывают в его резолюции: «Абсолютное заповедание степных территорий (с исключением выпаса и сенокошения) несовместимо с природой степных биоценозов и экосистем». Правда тут же сказано и другое: «Для разработки эффективной системы мер по сохранению и восстановлению степей остро не хватает фундаментальных знаний...». Возникает закономерный вопрос: если ботаникам, заседавшим в 1991 г. в Ленинграде, не хватает фундаментальных знаний, то почему они так резко выступают против абсолютной заповедности?

Вообще у меня сложилось впечатление, что некоторые научные сотрудники заповедников, а также приезжие ученые из областных и столичных институтов нередко рассматривают заповедник как свой огород. Что хочу — то и посажу.

Не лишним будет заметить, что в Украине защитники выпаса и сенокошения в степных заповедниках принадлежат к узкой ботанической школе, состоящей из нескольких человек. Эти ученые, как правило, не используют альтернативные методики исследований, а в своих научных трудах цитируют только сторонников своих взглядов. Что не может считаться этичным. Следует также сказать о некорректности использования в заповедном деле таких терминов как «режимное сенокошение», «косимый участок заповедника» и т.д., которыми любят оперировать защитники регуляционных мер.

Непонятно, зачем и кого они хотят ввести в заблуждение. Ведь, по сути, сенокошение или выпас сельскохозяйственных животных в заповедниках — это режим обыкновенной хозяйственной эксплуатации заповедной природы, что отвергается классическими принципами заповедности, заповедной этикой, и должно быть раз и навсегда запрещено законом.

Следует особо подчеркнуть, что идеологическую поддержку различным регуляционным мероприятиям, наносящим на деле большой ущерб заповедным экосистемам, оказывают различные необдуманные и поспешные заявления некоторых крупных деятелей заповедного дела. Так, научный сотрудник ИЭМЭЖ АН СССР, д.б.н. К.П. Филонов в одной из своих работ сделал очень поспешный вывод, что, якобы, заповедники площадью менее 20 тыс. га могут быть сохранены только с помощью поддерживающей деятельности, так как их экосистемы утратили естественную целостность и самостоятельность.

Однако на каких данных обосновывалось это далеко идущее утверждение? Ведь по логике вещей, для такого вывода необходимо было вести наблюдения в заповедниках хотя бы в течении 150–200 лет. Однако на момент публикации этой статьи в 1981 году большинство заповедников СССР имело средний возраст 20–30 лет (и то многие по несколько раз закрывались в 1951 и 1961 годах).

Более того, уже через три года этот автор уже сам себя опровергает: «Проблема размерности охраняемых территорий приобретает все большую актуальность и несмотря на это до сих пор отсутствуют научно-обоснованные рекомендации по минимальным размерам заповедников, способных обеспечить разнообразие и экологическую устойчивость природных систем в течении длительного времени».