Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Так, в плане управления филиала Украинского степного заповедника — Хомутовской степи, утвержденного Ученым советом Института ботаники НАН Украины в 2002 г., в разделе «экономические ресурсы» сказано, что при регуляционных покосах заповедная степь может давать 250–500 тонн «высококачественного степного сена», а также сырье для изготовления метел.

Торговля сеном, древесиной, мясом и другими природными ресурсами, полученными от проведения регуляционных мероприятий в заповедниках является аморальной, так как нарушает классические принципы заповедности, принципы заповедной этики, а также ее правила: «не стремись к получению наживы от заповедника» и «нельзя ничего выносить из заповедника».

А.И. Дулицкий пишет: «Следует из высших государственных соображений, из высших моральных побуждений восстановить неприкосновенность заповедников. Не только в смысле регулирования численности каких бы то ни было видов, но и вообще в смысле проведения любой деятельности кроме научной… Не следует предпринимать никаких попыток вмешательства в функционирование заповедных экосистем на основании аргументов об изменениях, разрушениях, деградациях этих экосистем. Ни в одном заповеднике ни разу не был отслежен этот процесс деградации и разрушения до конца ( да и есть ли этот конец?!) и следующих за ним процессов!».

Академик В.Е. Соколов с соавторами, Ю.Д. Нухимовская считают, что необходимо отказываться от прямых методов регуляции в заповедниках. Предпочтение лучше отдавать косвенным, щадящим и тонким методам управления. Это расширение территории заповедника, создание и расширение его охранных зон, совершенствование режима в них, ограничение внешнего антропогенного воздействия, например, консервирование мелиоративных систем в окрестностях заповедника, закрытие охоты по соседству с заповедником и т.д.

Однако, эти мероприятия очень хлопотны, и не все директора заповедников на них идут. Куда спокойнее, прикрываясь «регуляционной теорией» об «управлении заповедными экосистемами», потихоньку косить траву или «регулировать» при помощи ружей оленей в самом заповеднике. (Хотя, конечно, есть и приятные исключения. Например, заповедник Аксу-Джабаглы (Казахстан) недавно был расширен 17 раз по счету)!

Бывший сотрудник Капланкырского заповедника (Туркмения) А. Затока развивает предложения академика В.Е. Соколова с соавторами:

«Заповедным территориям надо оставить одно главное назначение — обеспечить условия для изучения естественных процессов, и для этого заранее смириться с какими-то видовыми потерями в результате сукцессии — ведь известно, что в климаксных экосистемах видовое разнообразие и продуктивность снижаются. Заповедник как учреждение должен стать региональным научно-организационным центром и получить достаточные штат, права и ресурсы для поддержания необходимого охранного режима и проведения мониторинга во всем регионе компетенции, а не только на заповедных участках.

И тогда ответить на вопрос «косить или не косить ковыльную степь?» будет просто: не косить в заповеднике, а требовать выделения дополнительной территории под заказник, где можно будет косить или выпасать таким образом, чтобы сохранить именно ковыльную степь во всей ее красоте.

Регуляционные мероприятия нужно проводить там, где они необходимы и научно обоснованы. Но территорию, где проводится регуляция, не нужно называть заповедной, потому что если мы своими природоохранными ручками размоем понятие заповедности, то потом не сможем отбиться от все новых и новых покушений на заповедный режим. Заповедность — как беременность: или она есть, или ее нет».

Нельзя не согласиться с А. Затокой. Регуляционные мероприятия на заповедной территории следует считать серьезным нарушением заповедного режима, и если без них не обойтись, то лучше не называть такой участок заповедным, дабы не размывать понятие и смысл заповедности.

Заповедные участки предназначаются для изучения природных процессов в том виде, в каком они происходят без прямого хозяйственного воздействия и прямого вмешательства человека. Фоновые воздействия (климат, стихии, загрязнения и т.п.), а также исчезновение видов живых существ, изменение экосистем и т.п. должны быть предметом изучения, а не поводом для регуляционных мероприятий.

В подтверждение своих слов хочу привести мнение по этому поводу отечественных классиков заповедного дела.

Г.А. Кожевников в своем классическом труде «Как вести научную работу в заповедниках» пишет: «Только через длинный ряд лет будут видны весьма интересные результаты. Работники заповедников заранее должны помириться с мыслью, что они не могут рассчитывать на быстрое получение эффективных результатов работы, как бывает, например, при экспедициях в мало исследованные местности». Понятно, что различные регуляционные мероприятия сводят на нет любые длительные наблюдения за спонтанными изменениями в природе заповедников.

В этой же статье Г.А. Кожевников приводит слова замечательного русского ботаника В.М. Савича: «Наблюдаемая нами картина дикой природы — это лишь момент, лишь временный, но не окончательный результат борьбы за существование древесных и травянистых пород. Идет медленный, еще не закончившийся процесс видообразования, и идет параллельно с ним и самостоятельно процесс формирования растительных сообществ.