Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Что останется от эталона? Ровным счетом ничего. Поэтому в маленьких заповедниках, расположенных в густонаселенных районах, заповедный режим должен быть более суровым, чем в больших по площади заповедниках.

Вопрос различных регуляционных мероприятий в заповедниках бурно обсуждался еще на Первом Всероссийском съезде по охране природы в Москве в 1929 г. Большинство делегатов, среди которых было много работников заповедников, высказались за строгое поддержание заповедного режима. В результате съезд принял резолюцию, в которой говорилось: «Особое значение в этом отношении имеют заповедники. Для понимания тех изменений в природных факторах, которые производятся человеком, необходима наличность достаточного числа и достаточной величины участков как эталонов для сравнения, к которым не будет касаться рука человека. Такими эталонами являются заповедные участки…»

З.Ф. Муравьев пишет: «Вызывает удивление предположение…не просто о допустимости, а даже о необходимости проведения в заповеднике регуляционных и биотехнических мероприятий. Ну скажите, ради Бога, почему нельзя оставить какой-то мизерный процент ООПТ в виде нормальных, полноценных, эталонных заповедников, где будут господствовать законы природы? Неужели мало других категорий особо охраняемых и эксплуатируемых территорий, на которых можно регулировать, помогать природе, проводить любые эксперименты… Давайте оставим каких-то 0,5–1% территории и не будем ими управлять. Экономика страны от этого не пострадает, не пострадает и биоразнообразие, даже если мы не будем его на этой территории искусственно и насильно стимулировать».

Против различных регуляционных мероприятий может быть выдвинут и такой аргумент. Заповедники являются «лабораториями природы», где согласно возложенных на них задач проводятся различного рода исследования природных процессов.

Зачем уничтожать в заповедниках хищников, паразитов и видов-конкурентов, если только так можно неограниченно долго исследовать взаимоотношения между хищниками и жертвами, хозяевами и паразитами, видами-конкурентами?

Зачем пытаться в рекордно короткие сроки создать в заповеднике «лучшие» с нашей точки зрения ценозы, если только здесь можно проследить естественный ход природных процессов, характер взаимодействия их компонентов, механизмов, направленных на поддержание динамического равновесия в природных системах. Это же справедливо и в отношении проведения биотехнии в заповедниках для увеличения численности редких видов.

Научные сотрудники Института естественных наук Бурятского филиала СО АН СССР Г. Кельберг и М. Смирнов при написании докторской диссертации совершенно верно отмечают: «Там, где до установления заповедного режима природные биогеоценозы были в той или иной степени трансформированы, представляется благоприятная возможность проследить процессы естественного восстановления коренных биологических систем» .

Барри Коммонер свой первый закон экологии сформулировал следующим образом — «все связано со всем». Применительно к заповедным экосистемам это означает, что вы не сможете совершить только одно действие. Скажем, изъять один «вредный» вид, или, наоборот, «помочь» другому, редкому виду, не говоря уже о «восстановлении» коренного типа леса, поскольку, что бы вы не сделали, это непременно повлечет за собою изменение многого другого. «Более того, зачастую мы не можем предвидеть эти перемены, поскольку они определяются малоизученными и малопонятными взаимозависимостями», — пишет американский эколог и экофилософ Питер Венц.

Ф.Р. Штильмарк писал: «Настоящий же заповедник вовсе не предназначен для того, чтобы радовать взгляд натуралистов и любителей природы — в нем могут происходить и длительные процессы смены формаций, и гибель отдельных компонентов биоценозов, и даже их деградация — надо иметь терпение и мужество, чтобы фиксировать эти процессы, учитывая, что у природы свои меры времени, они несоизмеримы с нашими, с продолжительностью человеческой жизни» .

Нельзя не согласиться и с директором Каневского заповедника Н.Г. Черным, который справедливо полагает, что любой эксперимент по вмешательству в заповедные экосистемы нужно проводить на смежной с заповедником территории (охранной зоне), а сама территория заповедника должна давать уникальную информацию для сравнения и контроля.Особенно интересно наблюдать за жизнью дикой природы используя большой домашний кинотеатр, который передает почти без искажений реальную жизнь природы.

«Обращая внимание на мизерную площадь, отведенную под заповедники в Украине, необходимо до минимума свести даже научно обоснованные вмешательства в природные процессы заповедных экосистем» .

Не могу не процитировать вновь Ф.Р. Штильмарка и Н.Ф. Реймерса: «Опасность вредителей, необходимость санитарных рубок — все это вызвано прежде всего лесохозяйственным подходом. В заповеднике же нет лесного хозяйства, для него одинаково ценны все лесные породы, каждая из них РАВНОПРАВНАЯ, не приходится бояться ни смены пород, ни вредителей, разве что пожары нежелательны, но и они иногда не такая уж трагедия» . (Здесь классики заповедного дела высказали, на мой взгляд, очень важную, но к сожалению пока еще многими не понятую экоэтическую идею: все живые существа имеют в заповеднике равное право на существование: и ценный с лесохозяйственной точки зрения дуб, и малоценная в глазах лесников осина. И краснокнижный зубр, и обыкновенная лесная мышь).

Один из аргументов против регуляционных мероприятий в заповедниках сходен с аргументом противников смертной казни. Последние говорят о возможности в случае смертной казни непоправимой юридической ошибки. Так, за последние 20 лет более чем 100 человек в 24 штатах США было освобождено благодаря новым доказательствам, подтверждающим их невиновность. Это примерно один из семи казненных.