Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Его последователь ученый-лесовод В. Наумов сделал вывод что лес, как правило, не нуждается ни в искусственном возобновлении, ни в рубках ухода, ни в санитарных рубках: лес в состоянии обеспечить свое существование своими силами.

А.И. Воронцов и Н.З. Харитонова также полагают, что в заповедных лесах нет необходимости в санитарных рубках. Более того, санитарные и другие сейчас разрешенные в заповедниках рубки отрицательно сказываются на многих видах фауны: в дубравах они резко ограничивают численность краснокнижного жука-оленя, лишают приюта многих редких видов сов, летучих мышей и пчел. Ряд ученых: Д.Ф. Руднев, П.М. Рафес, С.Ф. Негруцкий и другие показали, что санитарные и иные рубки леса не только позволяют бороться с корневой губкой или дубовым усачом, но, наоборот, способствуют их распространению.

Так «изреживание насаждений сосны рубками само по себе служит причиной появления, а тем более развития этого гриба». «Рекомендации по проведению в заповедниках санитарных рубок в очагах грибных болезней» (корневой губки и др.) нельзя признать достаточно обоснованными (…) По-видимому, в рекомендациях санитарных рубок для борьбы с грибными заболеваниями интересы хозяйственные берут верх над биологическими», — заключает А.М. Краснитский.

Следует отметить еще и следующее. «Выбор древесины с территории заповедника, хотя бы в порядке лесокультурных мероприятий, в частности с целью борьбы со стволовыми вредителями и в интересах снижения пожарной опасности, равнозначен изъятию из биологического оборота нужных для леса минеральных и других веществ, поступающих в почву», — считает А.А. Насимович.

С позиции экологической этики, экологии и здравого смысла давно пришла пора запретить убирать в заповедниках бурелом и валежник. Упавшие и разлагающиеся под пологом леса мертвые деревья служат хорошим субстратом для поселения многочисленных животных и растений.

Так, в Карпатском заповеднике максимальное количество почвенных беспозвоночных обитает именно в пралесных (первобытных) лесах. Удаление ветровалов, зараженных деревьев влечет за собой снижение обилия беспозвоночных. Не следует бояться и усыхания деревьев. В.Г. Турковым на примере первобытных темнохвойных лесов Висимского заповедника было показано, что массовый периодический отпад деревьев — такое же закономерное явление, как и естественное их возобновление. Ю.Д. Нухимовская говорит о периодическом (раз 10–12, а особенно сильно — 25–30 лет) массовом усыхании европейских дубовых и полидоминантных широколиственных лесов на больших пространствах.

В некоторые заповедники при их создании попадали участки, занятые искусственными лесонасаждениями, состоящими из интродуцентов. Нередко их предлагается вырубить, засадив затем естественными для данной местности породами. Однако это уже по сути нарушение заповедного режима.

Директор Каневского заповедника Н.Г. Черный полагает, что регулировать топором и пилой заповедную природу не следует. На территории нынешнего Каневского заповедника, задолго до его организации, еще в конце 19 века в некоторых балках была посажен интродуцент — белая акация. Несмотря на неоднократные указания из Минприроды Украины, Н.Г. Черный не разрешил ее рубить, полагая, что природа знает лучше, как себя поправить. Сейчас насаждения белой акации, достигнув предельного возраста, постепенно отмирают. А под их пологом поднимаются свойственные данной местности породы деревьев (устное сообщение Н.Г. Черного).

Некоторые заповедники занимаются лесокультурной деятельностью, в основе чего лежат интересы искусственного (а отнюдь не природного) лесовосстановления.

Как и в лесном хозяйстве, отвод площадей под посев или посадки леса ведется не только за счет вырубок или гарей, но и за счет опушек, полян, то есть участков лугов и степей. При этом в заповедниках «грубо нарушается ритм природных процессов», что не может считаться ни экологически, ни этически обоснованным.

А.М. Краснитский делает вывод: «Лесохозяйственные мероприятия, имеющие целью прямое или опытное использование природных лесных ресурсов (традиционный лесохозяйственный и лесокультурный эффекты), не оправдавшие себя в практике заповедного дела и противоречащие его принципам, приводят к обесцениванию природных научно-информационных ресурсов и поэтому не должны допускаться в заповедниках (…). Лесокультурная деятельность, особенно работы по интродукции деревьев и кустарников, несовместимы с задачами заповедников». «Рубки, преследующие повышение эффекта лесопользования, а также реконструкции (биологические, усиленные, санитарные, лесовосстановительные и другие аналогичные им по статусу), вызывающие катастрофические сукцессии лесных биоценозов, в заповедниках недопустимы».

В заповедниках санитарные рубки и скашивание трав становятся не мерой ухода за лесом, а удобной формой лесопользования», — пишет академик В.Е. Соколов с коллегами.

Действительно, различные рубки, проводимые в заповедниках под видом регуляционных мероприятий, нередко превращаются в самую обыкновенную заготовку древесины для коммерческих целей. Так, в 1987 г. в Карпатском заповеднике вспыхнул скандал. Там, под видом «восстановления коренных типов леса» была организована широкомасштабная заготовка древесины. Нарушение заповедного режима было предано гласности благодаря принципиальной позиции ботаника Ужгородского университета, известного природоохранника профессора В.И. Комендара.