Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

В другом лесном украинском заповеднике — Медоборы — утвержден специальный «Проект организации и развития лесного хозяйства», в котором перед заповедником поставлена задача «ухода за лесными культурами с целью формирования близкого к естественному состояния леса». Именно благодаря такому демагогическому «научному» прикрытию, в заповеднике ведутся беспрецедентные широкомасштабные рубки, в конце 1990-х годов ими было охвачено до 10% территории заповедника. Причем древесины в заповеднике заготавливалось лишь не намного меньше, чем в обыкновенных соседних лесхозах. В национальном парке Беловежская Пуща с 2001 г. под видом борьбы с короедом-типографом такие заготовки достигли до 250 тысяч кубометров в год.

Пожары

Пожары в заповедниках и отношение к ним — один из наиболее слабо разработанных вопросов в теории заповедного дела. Буквально до последнего времени считалось, что пожары, в том числе естественные, природные — безусловный вред природе заповедника и с ними необходимо бороться.

Борьба с лесными и степными пожарами в заповедниках России, Украины, других стран СНГ всегда входила в число главных мер по обеспечению режима их охраны. Однако, как справедливо замечают научные сотрудники ВНИИ Природы РФ Л.В. Кулешова и В.Н. Коротков, «эти меры не были ориентированы на заповедники специально». Они заимствовались из практики лесного или пастбищного хозяйства на неохраняемых территориях, где шла эксплуатация природных ресурсов. Поэтому, если в заповеднике случался природный пожар, он воспринимался как бедствие и его старались быстрее потушить. Если же лес в заповеднике выгорел, то такой заповедник могли закрыть.

В середине 1970-х годов из 14 тыс. гектаров лесного Марийского заповедника огонь уничтожил 12 тыс. гектаров, и вскоре заповедник был закрыт. Тем самым была утрачена уникальная возможность проследить закономерности восстановления горельников на большой площади в условиях заповедного режима.

Вместе с тем естественные пожары в лесах и степях — обыкновенное природное явление, важнейшее условие нормального функционирования природных экосистем.

Великолепный знаток таежных ландшафтов и заповедного дела профессор В.Н. Скалон писал о тайге: «Гари до такой степени присущи тайге Северной Азии, что вся она, по сути дела, есть сплошная гарь в той или иной степени восстановления». Как считают специалисты, для Восточной Сибири наличие 30–45% молниевых пожаров объективно. Современные исследования показали, что степные палы положительно сказываются на формировании зооценозов в степях. Например, сурки и суслики не могут обитать в участках некосимых степей, где степных палов не было 3–5 лет подряд. Борьба с пожарами в Дунайском заповеднике привела к серьезным негативным экологическим изменениям в экосистемах.

Х. Ролстон III пишет: «Раньше пожары считались злом и им всячески препятствовали; сейчас ясно, что иногда пожары отнюдь не зло и тушить их не стоит. Министерство внутренних дел (оно в США занимается природоохранными проблемами — В.Б.) назначило группу специалистов-биологов и философов для решения вопроса с пожарами» . В Йеллоустоунском национальном парке в год случается до 20 пожаров, и их не тушат. В начале 1990-х годов выгорела треть парка и это не считалось катастрофой.

Как свидетельствует В.И. Данилов с соавторами, ранне-весенние палы в заповеднике «Галичья гора» не оказывают губительного воздействия на травянистые растения и не препятствуют нормальному ходу семенного возобновления. Не оказывают весенние и осенние палы отрицательного экологического влияния и в заповеднике Михайловская целина , и в заповеднике Хомутовская степь (устное сообщение А.П. Генова).

Некоторые виды животных и растений не могут существовать в заповедных лесах и степях, где долгое время не было пожаров.

Ботаники, например, выделяют растения-пирофиты, которые не могут быстро восстанавливаться без воздействия огня. Российский исследователь заповедного дела А.И. Рыжиков считает, что естественные природные пожары — это необходимое уменьшение энтропии в природной системе путем освобождения лишней энергии. В тоже время нельзя забывать о повышении профессионального уровня работников.

Борясь с пожарами в заповедниках и заповедных зонах национальных парков и биосферных заповедников, менеджеры заповедного дела нарушают принципы заповедности и этические принципы заповедной этики («не вмешивайся», «не навреди», «соблюдай права природы», «природа знает лучше»).

В.Б. Степаницкий считает одной из слабых сторон управления российской системой государственных природных заповедников и национальных парков России «отсутствие современной и продуманной стратегии по отношению к естественным лесным пожарам в заповедниках».

Ю.Д. Нухимовская совершенно справедливо заявляет: «Однако при достаточном контроле естественный пирогенный фактор в заповедниках в целом необходим, в особенности в таежной зоне. Полное устранение естественных пожаров в них является отрицательным элементом управления, искусственным вмешательством в ход природных процессов и представляет собой особую форму антропогенного влияния на заповедные экосистемы пирогенного типа».

Как справедливо полагает А.П. Генов, главная проблема пожаров в заповедниках состоит в психологическом факторе. Считается, что любой пожар, в том числе в заповеднике — это зло. Такой стереотип не позволяет ученым даже заикнуться о возможности проведения хотя бы контролируемых пожаров в степных заповедниках. Так, в заповеднике Михайловская целина несколько десятков лет назад он с коллегами пробовал пустить контролируемый пал, однако ученые тут же были остановлены Сумской инспекцией Минприроды за «нарушение» правил противопожарной безопасности.

В принципе ученые-ботаники могли разработать систему проведения контролируемых палов в степных заповедниках Украины, однако скорей всего боялись ее вынести на обсуждение из-за стереотипного негативного отношения к пожарам, и из-за возможных конфликтов с местной властью, заинтересованных не в пожарах или соблюдении заповедности, а в получении дармового сена.

Поэтому, разрабатывая стратегию по отношению к пожарам в заповедниках, нужно рассматривать не только экологические или этические проблемы соблюдения заповедности, но и то, как изменить стереотипное отношение местного населения к пожарам в заповеднике как ко злу.

Ждет своего изучения и вопрос о так называемой «естественности» пожаров. В принципе, все лесные или степные (естественные и антропогенные) пожары в заповедниках или других ОПТ отличаются только источником воспламенения. Природный источник — молния, искусственный — человек. Однако источник воспламенения не является критическим фактором. Все зависит от того, «готов» ли заповедный лес (или степь) к пожару, достаточно ли в нем наземного топлива, чтобы поддержать горение, больны ли деревья и т.д. Если природные условия не будут благоприятствовать пожару, огонь скоро прекратится. Если же условия благоприятные, люди могут стать причиной пожара. Если его не начнут люди, это сделает молния.

Другими словами, пожары в заповедной степи или лесу являются натуральным, естественным природным явлением вне зависимости от того, кто или что является их причиной: люди или молния. А вот работа по тушению пожаров никогда натуральным не бывает. Поэтому если пожар тушится в заповеднике, то это можно расценивать как вмешательство в экологические процессы заповедной природы.

Еще одна проблема, связанная с пожарами в заповедниках, состоит не только в том, что их тушат, чем нарушают заповедный режим, но и в действиях, которые ведутся после тушения пожара.