Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Но и ту растительность Пачоский направленно отождествляет (насколько я понимаю его слова) с растительность первобытной «степи»: ведь это та же степь, измененная более или менее глубоко человеком и только совсем недавно освободившаяся от прямого влияния последнего. Поэтому нет никакого основания современный характер ее считать за окончательно сложившийся, и только детальное наблюдение в течение десятков лет может показать, какой тип растительности будет устойчивым при данных климатических и почвенных условиях вне, по крайней мере, прямого воздействия человека».

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что предположения И.К. Пачоского о влиянии диких копытных на формирование степи и о регуляционном выпасе не являются убедительными и требуют осторожного к ним отношения.

Дело еще и в том, что И.К. Пачоский и его последователи упускают адаптационные изменения, которые произошли в степи за последние 1–2 века, с тех пор как исчезли последние тарпаны и другие дикие степные копытные, а также стаи саранчи. Степные экосистемы за несколько веков уже приспособились к этим изменениям.

Запустить сейчас в заповедную степь диких (домашних) копытных, от которых степь давно отвыкла, примерно то же самое, что попытаться акклиматизировать в наших лесных заповедниках мамонтов и саблезубых тигров.

Н.Ф. Реймерс и Ф.Р. Штильмарк пишут: «В ходе естественной сукцессии сложится природный комплекс, соответствующий современному состоянию экосистем, лишенных ряда элементов. Препятствуя этому процессу, мы лишаем себя природного эталона, так как искусственно поддерживаем заранее заданную экосистему или их сочетание. При этом вольно или невольно исследователи исходят из предположения, что если природу «не лечить», то она «умрет».

Такой организменноморфный подход, смешение лишь аналогичных, а не аутентичных био- и экосистем, имеющих совершенно иные принципы строения и управления, ведет к потере информации в «заповедниках-барометрах», экосистемных индикаторах общего состояния совокупности природных систем, куда входит такой охраняемый участок.

Вообще следует заметить, что из-за несоразмерной длительности процессов в экосистемах и человеческой жизни у людей возникает жажда «поправить» природу, а иногда и паника от видимых, но далеко не всегда функционально значимых отклонений в развитии природных систем. Часто природа не требует никакой «помощи», кроме разумного сопоставления естественных процессов в прошлом с наблюдаемыми в настоящем».

«По отношению к растительности принцип полной заповедности особенно важен. Всякое вмешательство в жизнь естественного растительного сообщества в целях охраны его как «памятника природы» будет абсурдом. Необходимо помнить, что влияние человека есть фактор совершенно иной категории, чем влияние сил природы», — еще раз процитирую мудрые слова Г.А. Кожевникова.

А.В. Захаренко и В.Н. Грамма пишут: «Анализ обширной литературы и собственные наблюдения в Центрально-Черноземном заповеднике дают нам основание полагать, что в доагрокультурный период формирование степной биоты происходило преимущественно под влиянием климатических факторов. Роль в формировании рассматриваемой биоты деятельности копытных, как и роль пирогенного фактора, как правило, сильно преувеличивается. Указанные факторы принимали участие не только в формировании биоты, сколько усиливали ее неоднородность. Абсолютно заповедный режим мезофильных сообществ близок по своей структуре к сообществам доагрокультурным.

Постепенное обеднение флоры и фауны степных заповедников является не результатом абсолютного заповедания, а результатом их островного, изолированного положения и постоянно усиливающегося антропогенного воздействия на их экосистемы. Поэтому сегодня первоочередной задачей является не разработка методов управления заповедными степными экосистемами, а управление окружающими их агроценозами с целью обогащения их флоры и фауны, снижения количества химических обработок сельскохозяйственных культур, расширение ареалов редких видов животных и растений.

В степных заповедниках по меньшей мере пятьдесят процентов их территории должно быть отведено под режим абсолютной заповедности». Анализируя свои наблюдения в Центрально-Черноземном заповеднике, зоолог Н.М. Чувилина делает вывод:

«На участке луговой степи с абсолютно заповедным режимом создаются оптимальные условия для большинства видов мелких млекопитающих, а в годы депрессий он является «станцией переживания» для всех выявленных видов мышевидных грызунов (…) На варианте с постоянным режимом кошения численность мышевидных грызунов в 3 раза ниже, чем в варианте с абсолютно заповедным…».

К очень любопытным выводам приходит Н.А. Малешин, работавший в Центрально-Черноземном заповеднике: «Администрация заповедника глубоко убеждена, что режимное сенокошение — основа поддержания биологического разнообразия степных и лесостепных экосистем. Каждый год предпринимаются невероятные усилия, чтобы в условиях тотального дефицита горючего, запасных частей к сеноуборочной технике, общей нехватки человеческих ресурсов, провести кошение на всех участках в жестко установленные сроки (июль–август), отремонтировать хозяйственные и складские помещения усиленными анкерами и специальными стройматериалами.

Однако для ответа на поставленные вопросы мало просто иметь ту или иную точку зрения. С помощью М.С. Стишова, использовавшего программный пакет IDRISI 2.0, удалось установить в самом первом приближении, что участки степей сохранялись, вновь появлялись и исчезали на косимых и не косимых участках в течение 1969–1979 гг. синхронно. Таким образом, можно констатировать, что режимы кошения не повлияли на динамику степной растительности и, видимо, не были причиной олуговения или мезофитации степных участков заповедника за рассматриваемый период» .

А.М. Краснитский и С.А. Дыренков, ссылаясь на исследование Т.А. Работнова, пишут: «В результате скашивания резко нарушается сезонная ритмика вегетации и физиологических процессов; отчуждается органическая масса вместе с заключенной в ней энергией и веществами; наблюдается ограничение и прекращение формирования семенной продукции тех или иных растений.

Сенокошение вызывает количественные и качественные нарушения процессов естественного распределения семян, отбора форм и видов растений, способных существовать при их скашивании в определенные сроки».

Далее авторы продолжают: «Наблюдаются изменения и в газообмене между почвой и приземным слоем воздуха, а также в почвенных микробиологических процессах.

Скашивание травы сильно воздействует на зоокомпоненты степей и лугов: одни животные уничтожаются, повреждаются или отчуждаются, другие лишаются пищи или укрытий и впоследствии гибнут, либо становятся легкой добычей хищников. В Центрально-Черноземном заповеднике только с некосимыми участками связаны птицы с длинным периодом размножения — болотная сова, серая куропатка, а из млекопитающих барсук. Только на некосимых участках обеспечиваются условия, необходимые для поддержания устойчивых саморегулируемых популяций большинства видов беспозвоночных и мелких позвоночных животных, таких, как мышевидные грызуны (на косимых участках их число снижается в 36 раз), землеройки и мелкие птицы.

При некосимом режиме исключены все воздействия человека, кроме неизбежных глобальных или близких к ним антропогенных изменений среды. Такой режим в итоге обеспечивает получение совершенно новой информации при изучении спонтанно развивающихся биологических и экологических систем.

Некосимая луговая степь имеет наибольшее научное значение, поскольку в полном объеме отвечает всем трем генеральным функциям заповедника: сохранению банка гено- и ценофонда живых организмов, природного эталона и мониторинга».

Ю.Д. Нухимовская, ссылаясь на В.Л. Рашка, Н.Т. Васильева и А.В. Чумакову считает, что «заменить пасьбу диких копытных выпасом домашнего скота нельзя. У диких и домашних животных совершенно разные способы использования пастбищ, разная последовательность выедания отдельных видов.